Скотт Иствуд благодарит маму за отца

Рубрика: Интервью
Опубликовано: 2017.07.24 в 12:17
Короткая ссылка:https://telegid.com.ua/?p=13843

Главную мужскую роль в экшене «Овердрайв»(в кинотеатрах страны с 20 июля) сыграл наследник голливудской легенды Клинта Иствуда. До 27 лет Скотт жил под фамилией матери-стюардессы — Ривз. Актер с мировым именем признал сына лишь спустя многие годы и даже снял в нескольких своих фильмах.

— Скотт, ваша история звучит фантастически…

— Конечно! Что я могу сказать по этому поводу? Спасибо, мама, что ты была такая красивая и соблазнила папу! (Смеется.)

— Вам здорово повезло с генами! Как поддерживаете форму?

— Не могу жить без физической активности. Для меня это как ежедневный ритуал: джиу-джитсу, футбол, плавание, серфинг и прочие виды водного спорта. Я же рос на Гавайях и в Сан-Диего.

ГОЛЛИВУДСКИЙ ШКОЛЬНИК

— Не удивительно, что вы решили пойти в модельный бизнес.

— На самом деле я не так уж долго этим занимался. И никогда не мечтал сделать карьеру модели. Явно не мое призвание — не нахожу эту работу достаточно творческой. Но она помогла мне платить по счетам, когда учился в университете.

— Говорят, на первых порах вы ходили на пробы под фамилией мамы, тем самым скрывая свое родство с Клинтом Иствудом?

— Я действительно проходил кастинги под фамилией моей мамы-стюардессы, которая не имеет отношения к кинобизнесу. Никто не знал, что Скотт Ривз — сын Клинта Иствуда, когда я стоял в общей очереди, чтобы пройти пробу на очередной фильм своего отца. Но я это делал не для того, чтобы меня потом похвалили. Мне хотелось проверить, есть ли у меня актерский талант, а также одержимость профессией, необходимая, чтобы пережить неудачи. И еще терпение, так как съемки занимают много времени. Голливуд похож на школу: если ты не спокойный и приятный ребенок, станешь изгоем. Я никогда не был спокойным или приятным, и случались моменты, когда собирался завязать с кино. Но Мэл Гибсон мне однажды сказал: «Что бы с тобой ни случилось — продолжай корпеть над работой. Склони голову и продолжай упорно трудиться». Я так и сделал.

— Чем бы занимались, если бы все-таки забросили кино?

— После окончания школы двое моих друзей решили пройти специальное обучение, чтобы попасть в отряд «Морских котиков» — спецподразделение для поисково-спасательных операций и ведения разведки. Я тоже стал рваться туда. Однако вот уже 12 лет актерствую и люблю свою работу.

МЕСТО ДЛЯ ВООБРАЖЕНИЯ

— Как вы готовились к роли
в «Овердрайве»?

— Мой герой — авантюрист, угонщик ретротачек. Я брал уроки экстремальной езды. Если честно, это очень затягивает. Люблю скорость!

— Чувствовали «химию» со своей партнершей Аной де Армас?

— Да! Она фантастическая актриса и личность. Очень рад, что познакомился с этой славной девушкой.

— Откровенная сцена в этом фильме — не первая в вашем послужном списке…

— На моем счету действительно несколько постельных эпизодов. Необходимо контролировать свои мысли и эмоции, не говоря уж… об инстинктах! Принимать душ вместе с красивой сексуальной девушкой — это огромное удовольствие, но я должен помнить, что она здесь не для меня, а для съемок в фильме. Главное в таких сценах — следовать девизу «Чем меньше, тем лучше». В них не должно быть много действия, лучше оставить больше места для воображения.

— Не стесняетесь, что тот эпизод увидит отец?

— Я горжусь этим фильмом и надеюсь, что ему он тоже понравится. Поверьте мне, не все ленты, в которых вы снимаетесь, вызывают у вас чувство гордости.

— Просто когда актер играет в кино о любви,  журналистам легче задавать вопросы, касающиеся личностных отношений…

— Ха-ха! Я не стесняюсь того, что люблю женщин. И обожаю секс как естественное проявление чувств.

РОЛИ — КАК АВТОБУСЫ

— Как-то вы признались, что отец — это человек, на которого вы смотрите снизу вверх. А какие у вас еще есть герои?

— Люди, которые способны изменить мир и на самом деле сделали это: Мартин Лютер Кинг, а также Энрике Сала, чьи исследования способствуют сохранению океана. Но есть и менее известные личности, которые делают все возможное, чтобы победить рак. Для меня они все герои.

— В Голливуде легко получать хорошие роли?

— Нет.

— Переживаете, когда не проходите пробы?

— Я отрастил толстую кожу. Надо понять, что это часть бизнеса. Роли — как автобусы: нужно немного подождать, пока из-за угла не появится следующий. Утверждение на роль или отказ не определяют моей личности. У меня есть и другие приоритеты, кроме киноиндустрии.

— Что же для вас еще важно?

— Хорошее отношение к людям, с которыми сталкивает судьба: мне доставляет удовольствие позитивное общение.

— Неужели продюсеры не проявляют больше интереса, когда узнают, чей вы сын?

— Бывало, мне приходили сценарии, и люди говорили: «Мы тебя возьмем на эту роль, но ты приведи в проект папу, о’кей?» Так дела не делаются. Уж точно не с моим отцом!

— Его невозможно уговорить?

— Клинт Иствуд — человек старой закалки. Мой дед пережил Великую депрессию и оказал сильное влияние на папу. Он не любит лишней болтовни, комплиментов или уговоров. Ему либо нравится история, либо нет. Если он говорит: «Нутром чую — не мое», то это последний и решающий аргумент в споре.

НЕ ВЕРЬТЕ ИНТЕРНЕТУ!

— Клинт Иствуд — не только актер, но и успешный режиссер, продюсер. Бывало, что он отказывался вас снимать?

— Много раз. Больше, чем какой-либо другой режиссер в Голливуде!

— Тяжело, наверное, когда слышишь «нет» от собственного отца?

— Откровенно говоря, так даже проще. Я же знаю, что потом он снимет меня где-нибудь еще. (Смеется.)

— В Интернете написано, что детство вы провели на Гавайях…

— Ничего подобного, я вырос в Калифорнии! Не надо верить байкам, которые ходят в Сети. Говорят, сейчас собираются принять закон о штрафах за лживую информацию. Вот я бы озолотился! На Гавайях мы с мамой провели совсем немного времени, и оно, к сожалению, запомнилось мне вовсе не как сказочный отпуск. Я пошел в школу, где быстро стал изгоем. Дело в том, что среди местного населения белые американцы составляют меньшинство. Я оказался в изоляции. Для белых у гавайцев было обидное прозвище «хаоле». Если я слышал его, то обязательно лез в драку, то и дело приходил домой в синяках. В итоге через несколько месяцев мама решила уехать оттуда.

— Получается, расизм по отношению к белым?

— Расизм — он всегда расизм. Только в данном случае я, белый американец, чувствовал, что отношусь к меньшинству. Подобный опыт дает антирасистскую прививку на всю жизнь.

— Странно, но Гавайи ассоциируются с идеальным курортом, куда американцы летают в медовый месяц…

— Не надо путать туризм с эмиграцией. Я помню этот период: тогда отношения с местными жителями на бытовом уровне были проблемой. Я чувствовал себя как солдат на поле боя.

ДИПЛОМИРОВАННЫЙ БАРМЕН

— Каким было ваше детство?

— Мы с мамой жили довольно скромно. В роскоши точно не купались. После окончания школы я работал в самых разных местах: парковщиком, строителем, барменом…

— Вы наладили выпуск виски под собственной маркой. Это последствия работы в баре?

— Могу сказать, что разбираюсь в алкоголе. Образованный пьяница! Хотя это необязательно крепкие напитки: за ужином часто выпиваю бокал сухого белого вина.

— У вас такие же амбиции, как у отца? Думаете пойти в режиссуру?

— Да, безусловно!

— Что бы вы сняли?

— Небольшую мелодраму.

— С собой в главной роли?

— Не знаю, так далеко я еще не заглядывал.

— Вас трижды снимал отец. Какой он режиссер?

— Весьма точный и неразговорчивый. Выстроили кадр, быстро сняли — двигаемся дальше!

— Ему бы телесериалы ставить.

— Он был бы очень продуктивен! В кино строгий график также важен. Отцу 86 лет, и он ценит время. Нашел хороший сценарий, отобрал актеров, снял, выпустил — и сразу берется за следующий проект! Ежедневно прибывает в офис, хотя в его годы многие едут во Флориду и проводят дни за игрой в гольф.

ЛИЦО — ПОЛОВИНА УСПЕХА

— В «Овердрайве» с вами снимались актеры из Европы. В чем главное отличие от американских постановок?

— Во время ланча нам наливали вино. (Смеется.)

— Ну конечно, съемки ведь проходили во Франции…

— Совершенно верно. И мой герой — полная противоположность тому, кого я играю в «Форсаже-8». Он не в ладах с законом. Хотя, конечно, эта работа ощутимо выбивается из ряда: в основном я снимаюсь в американских постановках.

— Потому что живете в Калифорнии?

— Наверное. Мой дом в Сан-Диего, к северу от Лос-Анджелеса и Голливуда.

— Почему не в Беверли-Хиллз?

— Там люди слишком много из себя изображают. В Сан-Диего такой же климат, но народ проще и спокойнее.

— Есть какой-то актер в Голливуде, с которым у вас нет родственных связей, но вы на него тоже хотели бы быть похожи?

— Кто меня вдохновлял бы? Это все равно отец, никто другой на ум не приходит…

— Многим детям известных родителей трудно найти себя и не повторять их карьеру. Как считаете, тот факт, что вы родились именно сыном Клинта Иствуда — благословение или проклятие?

— Определенный путь, когда я думал, что вот сейчас, с фамилией Ривз, всем докажу, что чего-то стою сам по себе, уже пройден. В каких-то фильмах снялся, галочку проставил. С одной стороны, папа никогда не брал трубку и не звонил продюсерам со словами: «Устройте моего сыночка, пожалуйста!» С другой — гены никто не отменял. Внешность играет большую роль в шоу-бизнесе. Мой отец — кинозвезда, и если у тебя его лицо, то это половина успеха. Я не совру, если скажу, что ежедневно говорю Богу: «Спасибо, что мой папа — Клинт Иствуд!»

ПО СЮЖЕТУ

Эндрю и Гарретт Фостеры — братья-авантюристы, промышляющие угоном редких и роскошных автомобилей. До сих пор им легко удавалось избегать неприятностей, но во время очередного дела они попадают на крючок к жестокому криминальному боссу. Теперь в обмен на свои жизни они должны украсть для него самый ценный автомобиль его злейшего врага.

Оцените статью:
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звёзд (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*