Любовь на троих

Рубрика: Интервью, Сериал
Опубликовано: 2017.07.07 в 13:28
Короткая ссылка:https://telegid.com.ua/?p=13554
Автор: Евгений Бурляй

Режиссер Оксана Байрак снимает 16-серийный художественный фильм «Ничто не случается дважды», сюжет которого тянется красной нитью через несколько поколений. Мы побывали на съемочной площадке и поговорили с исполнителями главных ролей.

МАКСИМ ДРОЗД 

и пикник на берегу океана 

Актер играет майора Илью Калинина, в подчинении которого находится застава, где разворачиваются главные события картины.

— Максим, это не первая ваша работа у режиссера Оксаны Байрак. Чем в этот раз привлекла роль?

— Мне всегда нравились сценарии Оксаны Байрак и то, как она размышляет о жизни. Мой персонаж спокойный, думающий и сдержанный человек. Он гораздо добрее и смиреннее меня. Надеюсь, эта работа и мне поможет стать более человечным.

— Какого идеала вы хотели бы достичь?

— Мне 49 лет и я стремлюсь к душевному равновесию. Идеалов лично у меня нет, хотя в жизни, кино и искусстве есть достойные примеры, на которые не грех равняться. Наше подсознание так устроено, что оно присматривается к настроению художников, но кумиров себе я не создаю. Хотя у меня есть пара-тройка близких людей, от которых я готов выслушать любые замечания.

— Вы смотрите фильмы, в которых снимаетесь?

— Работая с Оксаной, всегда что-то приобретаешь. Приходишь на озвучивание, смотришь на смонтированный вариант и не узнаешь себя, видишь совершенно другого человека. Вот это и есть настоящая режиссура. А когда лента выходит на большой экран, некоторое время спустя могу ее посмотреть.

— Какой своей ролью гордитесь больше всего?

— Такую еще не сыграл. И это дает право надеяться, что у меня еще многое впереди. Но есть работы, за которые я себя уважаю.

— Вы в прекрасной физической форме, а ваши руки украшают глубокие шрамы, которые вряд ли заработаешь, снимаясь в кино…

— Это давняя история… Когда был студентом, приходилось подрабатывать в зоопарке. Конечно, я катастрофически не высыпался и однажды уснул в клетке с тигром. Вот такая со мной приключилась трагедия… (Смеется.)

— Вы всегда шутите? Юмор помогает выживать?

— Балагурить — это форма защиты. Считаю, что серьезное отношение к чему-то усложняет жизнь, ирония облегчает общение. Представьте, что будет, если я сейчас серьезно начну говорить о своей профессии. Все закончится походом в гастроном.

— Чем любите заниматься в свободное время?

— Лежу на диване и смотрю сериалы. Могу заниматься этим сутки напролет. Мне главное ничего не делать, даже в спортзал хожу редко — не чаще пяти раз в месяц.

— Готовить любите?

— Я живу напротив Бессарабского рынка и каждое утро провожу там. Все бабушки-молочницы и дяденьки-мясники — мои знакомые, и день мой начинается с таинства покупки свежих продуктов. Мой «Инстаграм» не даст соврать — там полно фото, на которых я с помидорами, с салом, с сулугуни, с зеленью… Одним словом, рынок — моя слабость. Готовить я умею, но предпочитаю простую кухню. Приправы не использую, люблю натуральный вкус продуктов.

— Если бы написали мемуары, как назвали бы книгу?

— «Мои 90-е. Воспоминания студента». Для меня это были золотые времена.

— Какое самое яркое воспоминание той поры?

— Когда утром я купил доллары по 6, а вечером они уже стоили 90. Я успел!

— Была бы у вас машина времени, перенеслись бы снова в 90-е?

— Нет, я бы отправился на Шри-Ланку, на рыбный рынок города Велигамы в шесть утра, когда на прилавках появляется первый улов. Купил бы свежайшего тунца, порубил бы на стейки и устроил бы пикник на берегу океана.

АНТОН БАТЫРЕВ 

и трусы в горошек 

Артисту досталась роль капитан Огнева, который влюблен в супругу своего сослуживца лейтенанта Дмитрия Богданова.

— Антон, в этом фильме по сюжету у вашего персонажа роман с женой боевого товарища. Вы часто играете сердцеедов?

— По-разному бывает. Но я в хорошем смысле ничем не брезгую. Случаются и постельные сцены, но они совершенно не влияют на мое решение сниматься. Отказываюсь в основном из-за отсутствия времени. Могу отметить, что мне уже не предлагают пустые проекты. Это приятно, хотя вначале я играл во всем подряд. Думаю, так делали многие артисты.

— Есть роли, за которые вам стыдно?

— А как же. Но называть не буду. Как-то даже попросил одну кинокомпанию убрать из титров мою фамилию. Когда снимался в том фильме, времена были тяжелые. Нам даже выпить было не на что. Приходилось в общежитии в 20-литровых бутылях вишню с сахаром настаивать, надевая на горловину резиновые перчатки.

— Когда вы соглашаетесь сниматься в военных фильмах, подразумевается, что вашего героя могут убить. У вас нет предрассудков насчет смерти в кадре?

— Никто из артистов на этот счет не комплексует. Все проблемы в головах. Я к данному процессу отношусь как к работе. Программировать себя на негатив мне не свойственно. Меня расстреливали, резали ножом — все это ерунда. Но было неприятно, когда в одной ленте моего героя убили выстрелом в голову — физически больно, ведь на лоб клеили пистон, декорированный под кожу, который в нужный момент взрывается. Правда, тот эпизод сняли с одного дубля.

— Часто бывают необычные съемки?

— Однажды в Турции я полтора месяца проходил в гидрокостюме. Жара +45, а мы в открытом море снимали надводную часть картины. Постоянно бывали тепловые удары, зато я хорошо подсушился и вдоволь наелся фруктов.

— Как проводите свободное время в командировках?

— Встречаюсь с друзьями. Вчера, например, виделся с однокурсником, поели черешни, погуляли по Крещатику. А когда я дома, мне не до друзей — все свободное время провожу со своим маленьким сыном.

— Домой всегда с сувенирами возвращаетесь?

— Вовсе нет. Когда спрашиваю у жены, что привезти, она отвечает: «Ничего не надо». Но у меня есть небольшое увлечение: коллекционирую смешные трусы — есть белые с божьими коровками, розовые в корабликах, желтые с ромашками и еще штук тридцать разных и веселых. Об этом знают друзья и по возможности дарят прикольное нижнее белье.

— Вы еще увлекаетесь татуировками? Этого не скроешь от посторонних…

— Первое тату сделал по глупости — наколол дельфинчика. Через время пришлось сверху набить другое изображение — «написал» картину французского художника Оливье Сагазана. Сейчас у меня три татуировки. Моя самая любимая: «Я Батырев! А ты кто?» Сделал ее в Киеве три года назад — было скучно в перерывах между съемками.

— Сын вырастет и скажет: «Хочу такую же», будете отговаривать?

— Нет. Запрет вызывает обратную реакцию. Протест — дело опасное. Ему четыре года, и мы с ним разговариваем о взрослых вещах. Недавно он спрятал под одеяло игрушку, а меня заставил угадывать, что там. После пятого неправильного варианта говорю: «Сдаюсь», а он мне: «Мужчины не сдаются».

— Творческое начало в ребенке развиваете?

— Он красиво рисует. Сейчас Добрыня на кружки не ходит, а я мечтаю отдать его на айкидо и степ. Он уже снимался со мной в двух фильмах. Сын сам этого захотел и сказал: «Пап, хочу в телевизор». Я не смог отказать и поговорил с режиссерами. Малыш снялся и забыл. Но если он захочет стать актером, ради бога — лишь бы счастливым был. Не верю коллегам, которые говорят: «Я не пожелаю своим детям, чтобы они были артистами». Это они лукавят. Я же своего буду поддерживать и направлять.

КАТЕРИНА ТЫШКЕВИЧ 

и медовый месяц на Гавайях

Медсестра Катя — девушка самоотверженная и романтичная. Именно такой ее изобразила актриса из Одессы.

— Катя, в фильме вы снимаетесь со своим мужем актером Валентином Томусяком. Часто доводится работать вместе?

— Мы и познакомились на съемках — в «Бессмертнике» играли супругов. В фильме были любовные сцены, и на второй месяц «отношений» героев у нас тоже закрутился настоящий роман. И вот мы уже три года вместе.

— Легко работать на площадке с близким человеком?

— Снимаясь в этом проекте, я постоянно переживаю и худею. Во-первых, это моя первая большая главная драматическая роль. Во-вторых, я тут играю двух персонажей, в том числе Катю Богданову, в образе которой «изменяю» Валентину с героем Антона Батырева. Вот представьте себе: настоящий муж сидит в актерском вагончике, а я в это время в ста метрах от него изображаю любовную сцену с другим.

— Валентин во время таких пикантных сцен не приходит на площадку контролировать процесс?

— Нет, и как-то я его даже попросила уехать домой, а не ждать окончания моих съемок. Ведь потом мне еще нужно было прийти в себя. Муж у меня все отлично понимает, и на этом фоне скандалов у нас нет.

— У вас в райдере нет пункта «Снимаемся с мужем в одних проектах»?

— Оксана Байрак, когда нас приглашала, не знала, что мы вместе. Но вот в один проект, который скоро начнет сниматься, нас уже позвали как пару. Нам удобно репетировать дома и приходить на площадку с уже готовым решение роли.

— Вы никак не можете оформить отношения с Валентином из-за большой занятости?

— Именно. А еще потому, что родители хотят пышную свадьбу, а мы считаем, что это пустая трата денег. Но мы уже пообещали им, что после проекта «Ничто не случается дважды» найдем время и распишемся. Ориентировочно это будет в декабре. Надеюсь, получится, но мы очень заняты, порой даже по ночам. Больше всего нашим ночным съемкам не рад кот Маффин, которому восемь месяцев. Утром он хочет играть и начинает орать, а мы ложимся спать. Специально для таких ситуаций купили беруши.

— Валентин романтичный парень? Как делал предложение?

— При всей его романтичности это произошло довольно обыденно, примерно год назад. Я вернулась домой из театра, вся в своих мыслях, при этом ворчала, потому что навалилось много разных проблем. А он в этот момент тронул меня за спину, я повернулась и вижу коробочку с кольцом. Я вспылила: «Ну как ты мог выбрать такой момент: я после работы, без косметики, стою на кухне…» А Валентин говорит: «Я тебя люблю именно такую».

— Свадебную церемонию вы не хотите, а в медовый месяц куда поедете?

— На Гавайи, причем мечтаю провести там именно целый месяц.

Оцените статью:
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звёзд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*