Брюс Уиллис не узнает сам себя

Рубрика: Интервью
Опубликовано: 2017.06.11 в 14:29
Короткая ссылка:https://telegid.com.ua/?p=13154

На экраны выходит комедийный экшен «Его собачье дело»(в украинском прокате с 8 июня), где 62-летний Уиллис доказывает всем, что по-прежнему находится в прекрасной физической форме. Да и внешне он почти не изменился

— Брюс, каким вы были в детстве?

— Я заикался. Причем сильно — едва мог договорить фразу. А если вы заика, вам постоянно не по себе, всегда что-то подсознательно мешает. Люди чувствуют себя с вами неловко, потому что хотят помочь вам справиться с предложением, а вы от этого запинаетесь еще больше — словом, порочный круг. Родители помогли мне просто тем, что как бы не замечали моего недостатка. В таких случаях сострадание и любовь — лучшее лекарство. Я самоуверен, потому что вырос на юге штата Нью-Джерси. Там водятся сотни парней с вытатуированными на теле словами: «Южный Джерси. Выживают только сильнейшие».

— Школу любили?

— Да я в школе был настоящим клоуном — постоянно смешил и веселил своих приятелей, а сам надеялся, что чувство юмора поможет окружающим не замечать заикания. Я сражался с дефектом речи долгие годы и, наконец, победил. Поступая в колледж, уже знал, что хочу быть актером.

— И вот так сразу им стали?

— Ну, опыт занятий в драмкружке и игры в школьных спектаклях у меня был приличный, но все равно путь в актерство был совсем не быстрым. Я и барменом подрабатывал, и охранником во время учебы в Монклерском университете в Нью-Джерси.

— А когда из Нью-Джерси переехали?

— Перебравшись в Нью-Йорк, перебивался случайными заработками — вновь встал за барную стойку, параллельно выступал в музыкальном ансамбле, играя на губной гармошке. Именно в баре меня заметил кастинговый режиссер и пригласил попробовать свои силы в кино. Первая роль была сериальной — сыграл одного из ключевых персонажей в фильме «Детективное агентство «Лунный свет». Целых четыре года трудился на съемочной площадке этой мыльной оперы, пока в 1988-м не получил свою главную роль — в боевике «Крепкий орешек».

УМЕЕТ СЛУШАТЬ

— Что скажете про этот фильм?

— «Крепкий орешек» — один из моих любимых фильмов, хотя я слишком много там сквернословлю. Но это потому, что в тот момент я только-только пришел в кино с телевидения, где ругаться было запрещено, и, наконец, почувствовал себя свободным. Когда лента вышла на экраны, мне позвонила моя тетя и говорит: «Мне понравилась картина, мой мальчик, но зачем же ты так ругаешься?»

— Именно после «Крепкого орешка» за вами прочно закрепилось амплуа, которое вы сами определили, как «чувак, который бегает с пушкой и спасает мир».

— Оно-то так, но однажды этот образ чуть не погубил мою карьеру. После «Орешка» была целая череда не самых удачных и, положа руку на сердце, не самых выдающихся боевиков. Меня спасла пусть и второстепенная, но все-таки очень запоминающаяся роль у Квентина Тарантино в «Криминальном чтиве».

— Вы чувствуете себя популярным актером?

— Все пишут обо мне так, будто им известно про меня все, даже то, чего я сам про себя не знаю. И меня это устраивает, вот только в некоторых статьях я выгляжу как настоящий король старперов! Ежедневно работаю над тем, чтобы не относиться к себе и своей популярности серьезно. Мне повезло, что огромное количество моих друзей беспощадно помогают мне в этой работе.

Когда-то я считал, что в паре к работе актера идет возможность делать публичные заявления о чем угодно. Наверное, я постарел или чудом набрался мудрости, но теперь уверен, что необходимо уметь побороть порыв говорить. В жизни гораздо важнее уметь слушать.

ВЕЧНЫЙ ТРЮКАЧ

— А брутальным себя чувствуете?

— Вообще-то я совершенно не брутален. Меня в гневе не боятся даже собственные дочери. И все они не стесняются указывать мне на то, что я, по их мнению, делаю неверно. Я не боюсь вида крови. Более того, после съемок каждого из «Крепких орешков» я какое-то время не узнаю себя в зеркале, если на мне нет шрамов. Думаю, я мог бы спасти мир еще раз пять или шесть. Потом, наверное, придется передать эту миссию Джейсону Стэтхэму. (Смеется.) Чаще всего по сюжету я делаю что-нибудь ужасное, расстреливаю кого-нибудь. Поэтому мне особенно дороги те редкие картины, где моему герою удается поцеловать девушку.

— Брюс, по трейлеру фильма «Его собачье дело» видно, что в ленте много трюков и экшена. У вас был дублер?

— Нет. Как и раньше, трюки я выполнял сам, хотя лучше бы этого не делал!

— Не делал чего?

— Например, не выпрыгивал из машины, которая едет со скоростью 55 километров в час.

— Было больно?

— Скажем так, мой врач не удивился, увидев меня в своем кабинете. Лет 20 назад подобные вещи давались мне гораздо легче. Порой даже не думал о возможных последствиях того или иного трюка. Теперь всякий раз задумываюсь. И удар головой при падении на бетонный пол уже не кажется мелочью. Сейчас лично проверяю, разложены ли маты в том месте, где предстоит приземлиться. Но, как и прежде, пока вокруг тебя кричат, стреляют, носятся по съемочной площадке, забываешь о крови на полу и о том, что по утрам болит все тело.

— Говорят, фильм «Собачье дело» детям смотреть не рекомендуется, это так?

— Тут дело не в жестокости, а в том, сколько раз в фильме произносят ругательства. Я сквернословил дважды. Поэтому детям до 13 лет рекомендовано смотреть картину только вместе с родителями. Ну и немного постельных сцен со мной есть. (Смеется.)

ВНЕЗАПНАЯ СМЕНА ИМИДЖА

— Тяжелее быть героем экшенов в 62, чем в 32?

— У меня часто спрашивают, не слишком ли я стар для всего этого? Никто не ощущает своего настоящего возраста. В глубине души я все еще 25-летний! Но каждое утро у меня в голове звучит предупреждающий звоночек: «Парень, ты уже не молод!» Он особенно настойчив, если во сне у меня было неудобное положение.

— Регулярно тренируетесь в спортзале?

— Раньше я был в лучшей форме. Теперь стал ленивым. Приходится себя заставлять. К четвертому «Орешку» начал готовить себя за шесть месяцев до начала съемок. Знал, что этот фильм растрясет мой зад. Так и получилось.

— К какой картине вам пришлось готовиться серьезнее всего? Наверное, к «Криминальному чтиву»? Вы ведь там играли боксера.

— Тогда я был в отличной форме, но вовсе не из-за эпизодов на ринге. Я знал, что там будут постельные сцены. Каждый раз, когда читаешь сценарий и видишь приписку «герой срывает с себя рубашку», тут же бежишь к тренажерам. Никто не захочет смотреть на толстого голого боксера.

— Почему ваши герои лысые?

— Потому что я брею голову! Да, в первом фильме у героя с волосами полный порядок. Так ведь и у меня в то время все было хорошо. Потом волосы стали выпадать. И я решил изменить имидж.

— Но ведь есть парики, накладки…

— Ну уж нет! Хотя, если потребуется для съемок, я готов нацепить любой парик, что уже делал не раз. И усы носил, и бороды. Облысение — способ Господа показать мне, что я простой смертный. (Смеется.)

ГЛАВНОЕ В ЛЮБВИ

— Вы не жалеете, что у вас нет «Оскара»?

— «Оскар»? У меня никогда не хватало времени терзаться мыслями из серии «А вот за эту роль я точно заслужил номинацию».

— Ваша популярность дает вам возможность не думать о хлебе насущном?..

— Я всегда удивляюсь, каково живется мультимиллионерам? И с удивлением вспоминаю, что я — один из них…

— Сейчас у вас замечательная семья и прелестные дочки. Тяжело было начинать все заново в возрасте за 50?

— Да, после развода с Деми я был уверен, что больше никогда не женюсь. Я хотел бы сменить статус холостяка, но думаю, что вообще не способен строить нормальные отношения в браке — слишком хорошо знаю все негативные стороны своего характера. Когда думаешь о том, где бы найти любовь всей своей жизни, почти никогда не предполагаешь, что на эту роль подходит кто-то из уже знакомых тебе людей. Всегда кажется, что эту любовь еще предстоит встретить.

— Что главное в любви — дружба?

— Жена слышала от меня фразу «Я люблю тебя!» тысячи раз, но ни разу моего «Прости, я не прав». Но судьба распорядилась иначе. Я горжусь своей ролью отца гораздо больше, чем карьерой актера. Когда рядом со мной нет семьи, я совершенно невыносим.

— Чем вас радуют младшие дочки?

— По опыту знаю, что у младенцев есть чувство юмора, кстати, очень неплохое. Моя младшая дочь даст фору многим комедиантам. Старшие дочки уже превратились в прекрасных молодых женщин. Когда они были тинейджерами, я все-таки не был стопроцентно уверен, что они похорошеют.

ДОРОГА К СЧАСТЬЮ

— В фильме «Его собачье дело» вы играете любвеобильного мачо. Как вам работается с девушками, особенно молодыми и привлекательными?

— Мне очень повезло — в кадре приходится изображать любовь с женщинами, на которых я не женат. И жена не впадает из-за этого в ярость. (Смеется.)

— Вы задумываетесь о смерти?

— Впервые в жизни я подумал об этом, увидев процесс рождения своей старшей дочери. Мы не можем изменить прошлое, но уж точно можем не повторять его ошибок. Никогда не сожалейте о прошлом. Ведь сложно определить, не то ли самое, о чем ты сожалеешь, привело в итоге к счастью? По-моему, все люди в любом возрасте чувствуют себя максимум на двадцать пять лет. Неизвестно, как и где мы будем жить в 2040 году — может быть, тогда появится нужда в восьмидесятилетних экшен-актерах, а я буду как раз таким!

— Вы никогда не жалеете ни о чем в своей жизни?

— Никогда! Часто складывается так, что то, о чем ты сейчас жалеешь, в итоге приводит тебя потом к чему-то великому!

ПО СЮЖЕТУ

Действие фильма «Его собачье дело» происходит в Лос-Анджелесе. Профессиональная и личная жизнь главного героя пошла под откос, когда его пса Бадди похитила бандитская группировка. Чтобы вернуть питомца, частный детектив соглашается выполнять поручения преступников. Но пока он занят возвращением четвероногого друга, по его следам идут враги, среди которых — двое суровых парней, подручные ростовщика, которому герой задолжал деньги.

Оцените статью:
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звёзд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*